Курс валют:

Погода:

Прямой эфир

00:42 Сейчас в эфире Made in BRICS Строительство вагонов

Смотреть онлайн
Made in BRICS Строительство вагонов

00:42

Сейчас

Made in BRICS Строительство вагонов

Смотреть онлайн
16+

00:51 Далее в эфире BRICSРЕПОРТ Толстой и Ганди — история дружбы

BRICSРЕПОРТ Толстой и Ганди — история дружбы

00:51

Далее

BRICSРЕПОРТ Толстой и Ганди — история дружбы

16+
смотреть позже
Россия
Персоны

Петер Маурер: «Все наши сотрудники имеют хорошие практические и дипломатические навыки»

Петер Маурер - Президент Международного комитета Красного Креста

Родился 20 ноября 1956 года в Швейцарии. Изучал историю и международное право в Берне, где получил степень доктора наук. В 1987 году поступил на дипломатическую службу. С 2004 года - посол и постоянный представитель Швейцарии при ООН. С января 2010 – статс-секретарь федерального департамента иностранных дел Швейцарии. С 1 июля 2012 года возглавил Международный Комитет Красного Креста.

Петер Маурер - Президент Международного комитета Красного Креста

Родился 20 ноября 1956 года в Швейцарии. Изучал историю и международное право в Берне, где получил степень доктора наук. В 1987 году поступил на дипломатическую службу. С 2004 года - посол и постоянный представитель Швейцарии при ООН. С января 2010 – статс-секретарь федерального департамента иностранных дел Швейцарии. С 1 июля 2012 года возглавил Международный Комитет Красного Креста. 

О работе Международного комитета Красного Креста Петер Маурер рассказал корреспонденту «ТВ БРИКС» Светлане Кукава.

Международный Комитет Красного Креста — это независимая частная организация, созданная по инициативе жителя Швейцарии Анри Дюнана в 1859 году. Ее целью является оказание гуманитарной помощи жителям разных стран мира, пострадавших от военных действий и вооруженных конфликтов. В каких странах наиболее востребована ваша организация сейчас?

Разрешите мне для начала внести некоторые пояснения. Действительно, Международный Комитет Красного Креста – независимая и нейтральная частная швейцарская организация. Она не является международной или межправительственной в юридическом смысле. Однако её признание в важнейших международных договорах, таких как Женевские конвенции, определяет её международный статус.

Мы осуществляем свою деятельность, согласно мандату, предоставленному Комитету Красного Креста мировым сообществом, и руководствуемся принципами беспристрастности. И второе, на что хотелось бы обратить внимание, что является нашим приоритетом, наш Комитет Красного Креста был образован не только в помощь людям, пострадавшим от вооружённых конфликтов, но и чтобы изменить поведение противоборствующих сторон, чтобы их военные действия меньше влияли на гражданское население.

И сегодня, если вы обратите внимание на нашу работу во всём мире, то заметите, что мы активны более чем в 80 странах, но особенно мы востребованы в двух регионах.

Первый – это, конечно же, Африканский континент. 42 процента всей нашей деятельности: наших работников, наших финансовых исчислений сосредоточено в этих странах. Конкретные районы нашего присутствия – Озеро Чад, Судан, Южный Судан, Демократическая Республика Конго.

И второй – это Ближний Восток. Там сосредоточена одна треть всех наших сил. Йемен, Ирак, Сирия и соседние с ними страны, которые также затронуты конфликтом. Есть и другие районы, в которых мы работаем: Афганистан, Украина, Венесуэла, Колумбия, Центральная Америка, Филиппины. И всё же основные для нас – это те страны, где наше присутствие наиболее необходимо в конкретный момент, где идут военные действия, гибнут люди, а уцелевшие спешат покинуть свои дома в поисках безопасного места. Вот там мы нужнее всего, и такие регионы являются приоритетными в нашей работе.

Вы прилетели в Россию, чтобы принять участие в Семинаре по международным правилам, регулирующим военные операции. Расскажите, пожалуйста, про данный семинар и про роль вашей организации в нём.

Женевские конвенции наделили Комитет Международного Красного Креста мандатом оказывать поддержку государствам в рамках международного гуманитарного права, по сути, чтобы следить за выполнением Женевских конвенций. Международное гуманитарное право регулирует военные операции. А у нашей организации всегда были особые отношения с вооружёнными силами.

Сегодня Красный Крест ведёт работу более чем со 130 армиями по всему миру, регулирует их деятельность в рамках международного гуманитарного права. В Московском семинаре примут участие представители военных подразделений со всего мира, офицеры высокого ранга. В течение недели они будут обсуждать практические шаги по реализации норм международного гуманитарного права и дилеммы, возникающие при его применении: когда нужно защищать гражданское население и в то же время добиваться поставленных военных целей.

И этот семинар дает возможность встретиться боевым генералам и представителям Международного Красного Креста как гуманитарной организации, чтобы найти лучшие решения, как соблюдать право, чтобы военные конфликты как можно меньше сказывались на гражданском населении. Это то, ради чего все мы собираемся вместе. И то, что этот семинар проходит в Москве, очень важно. Так как Россия – мировая держава. И в этом качестве она принимает участие, а также оказывает влияние на многие мировые военные конфликты, в частности, как член Совбеза ООН.

Мой следующий вопрос также касается семинара. В одном из интервью Вы сказали, что поездку в Россию рассматриваете ещё и как возможность «обсудить с представителями российских ведомств вопросы двустороннего сотрудничества». Что конкретно хотите предложить?

Как известно, есть определённые мировые военные конфликты, в которых так или иначе затрагиваются интересы России. Как пример, можно назвать Сирию, где присутствуют российские войска. И, конечно же, Международный Красный Крест хотел бы иметь поддержку России в проведении гуманитарных операций в Сирии.

Если это удастся сделать, то мы будем крайне признательны, поскольку наши совместные действия в этом регионе смогут охватить всю гуманитарную область Сирии, а также вместе можно осуществлять надзор за применением международного гуманитарного права. Россия также заинтересована в разрешении конфликтов в Венесуэле и Украине.

И проходящий в Москве семинар даёт прекрасную возможность для продуктивного диалога между представителями мировой военной сферы и российскими военными, Министерством обороны и Министерством иностранных дел. На семинаре мы обсудим деятельность Международного Красного Креста и участие России в мировых событиях.

Поговорим немного о Вас. Вы достаточно известный государственный политический деятель Швейцарии. В своей стране Вы занимали и дипломатические, и государственные посты. Как Вы пришли на этот пост, и какова полнота Вашей власти в этой организации?

Ну, я бы не назвал себя влиятельным политиком. Я был дипломатом и на протяжении 25 лет работал в Министерстве иностранных дел Швейцарии. В 2012 году меня назначили на пост президента Международного Красного Креста. Я подумал тогда, что для меня как для действующего дипломата – эта должность очень интересна, новые обязанности расширят мои полномочия и принесут опыт установления взаимодействия и сотрудничества между странами.

Как президент организации, я обладаю двумя основными функциями: во-первых, я руководитель Международного Комитета Красного Креста, который, в свою очередь, подчиняется ассамблее. В неё входят до 25 граждан Швейцарии. Ассамблея – наш руководящий орган, проводит бюджетную, информационную и кадровую политику Красного Креста, связь с общественностью. Во главе ассамблеи стоит действующий президент, на сегодняшний день - это я.

И во-вторых, я отвечаю за укрепление гуманитарной дипломатии организации. Другими словами, в зону моей ответственности входит налаживание и укрепление связей с другими странами, государствами и международными организациями.

Поэтому власть, если можно так сказать, которой я обладаю в комитете, – это управление и администрирование. И это одна из причин, почему я прилетел в Москву: провести встречи с представителями других стран мира, обсудить военные конфликты, которые существуют на данный момент. И я считаю себя главным переговорщиком от организации «Красный Крест», поэтому часто сам присутствую в районе боевых действий, принимаю непосредственное участие в разрешении конфликта.

И всё же, как Вы стали президентом Красного Креста? Вас избирали или нет?

Президент Красного Креста назначается Ассамблеей, состоящей, как я уже говорил, из 25 жителей Швейцарии. Президент не избирается народом, и это не выборы, в стандартном их понимании. Члены Ассамблеи выбирают кандидатуру и спрашивают, согласен ли тот или иной претендент возглавить организацию. Президент выбирается путем кооптации, то есть без проведения выборов?

Частично мы уже затронули эту тему. Международный Красный Крест работает в соответствии с Женевскими конвенциями. Ведёт разъяснительную работу с военными и вооружёнными группировками для того, чтобы они применяли нормы международного права в условиях конфликтов. Какова реальная роль Женевской конвенции сегодня?

Я думаю, если Вы посмотрите, какие основные проблемы существуют в мире – это военное насилие и вооружённые конфликты. Или, как гласит конвенция, международные вооружённые конфликты, основной проблемой которых является антигуманное отношение к мирным жителям.

Женевские конвенции и дополнительные протоколы к ним лежат в основе международного гуманитарного права, которое регламентирует ведение вооруженных конфликтов и пытается смягчить их последствия. Они защищают тех, кто не участвует или перестал участвовать в военных действиях. Особая защита предоставляется тем, кто не принимает участия в боевых действиях (гражданским лицам, медицинскому персоналу и сотрудникам гуманитарных организаций), а также тем, кто прекратил принимать в них участие (раненым, больным и военнопленным).

Наша задача – заставить эти общепризнанные и утверждённые правила работать на практике в современных конфликтах. И кто бы ни держал в руках оружие – мы со всеми пытаемся договориться, стараемся заставить их соблюдать международное гуманитарное право и Женевские конвенции, согласно которым мы и регулируем наши действия: навещаем пленных, соединяем распавшиеся семьи, ищем пропавших людейвсё это написано в Женевской конвенции, согласно которой мы и ведём свою деятельность. Все знают, что установленные правила никогда не отображают реальность, и тем не менее, какими бы серьёзными и кровопролитными не были военные конфликты в современном мире, законы Женевской конвенции всё равно остаются очень сильным и основополагающим инструментом.

Деятельность организации Красного Креста отличает не только благородство устремлений, но и, объективно говоря, опасность. Агата Кристи, Уолт Дисней, Редьярд Киплинг – это всё были добровольцы Красного Креста. По каким критериям, на каких условиях Вы, с одной стороны, подбираете сотрудников, а с другой стороны, принимаете добровольцев? И кто из известных людей сегодня принимает участие в вашей миссии?

Ну, для начала, я хотел бы заметить, что в нашей организации нет волонтёров, у нас только сотрудники, и мы набираем команду, исходя из профессиональных качеств претендентов. Мы предъявляем очень высокие требования к своим работникам: все они должны обладать хорошим практическими и дипломатическим навыками.

У нашей организации есть 7 основополагающих принципов, которым должны соответствовать наши сотрудники: гуманность, беспристрастность, нейтральность, независимость, добровольность, единство и универсальность. Эти принципы резюмируют этику Движения и лежат в основе его деятельности. Но, с другой стороны, организация Красного Креста не слишком придирчива – мы принимаем в наши ряды практически всех, готовых помогать другим.

Вы упомянули об определённых качествах характера, которыми должны обладать ваши сотрудники. И всё же работа в Красном Кресте сопряжена с опасностью. К себе на работу Вы принимаете абсолютно всех? Наверняка же, есть какие-то критерии.

Наш потенциальный сотрудник должен достичь определённого возраста, но мы принимает всех, кто готов работать с нами и принимает наши правила работы. И, опять же, основное при приёме в нашу команду – желание уважать фундаментальные принципы движения Красного Креста, не быть чёрствым и безучастным, проявлять доброту и заботу к людям, попавшим в военный конфликт.

Это будет частью их работы. Ведь наша задача – найти надёжных сотрудников, на доблесть, отвагу и самоотверженность которых можно будет положиться во время боевых действий. Им должны доверять наши пациенты, они должны быть уверены, что в руках наших сотрудников они находятся под защитой. Задача нашей организации – научить волонтёров или будущих сотрудников работать в ситуации вооружённых конфликтов, создать им безопасные условия работы, чтобы они могли спокойно исполнять свой долг. Обеспечение безопасности для наших сотрудников - это главная задача нашей организации.

Мы поговорили о том, как попасть на службу в Красный Крест, и про волонтёров. Не сказали про известных людей. Они работают в вашей организации?

Сегодня у нас нет такой практики, как приглашать людей работать с нами по причине их популярности, в отличие от других организаций, которые знаменитостей используют ради своей выгоды. Мы принимает всех – известных и нет. Это не имеет для нас никакого значения.

Господин президент, Вы сами ездите в опасные регионы, Вы являетесь непосредственном участником событий. Почему Вы предпочитаете лично руководить процессом?

Я думаю, мне как президенту Красного Креста, необходимо лично присутствовать на месте по нескольким причинам. Первая – очевидная. Если вы руководитель, то важно быть в гуще событий, чтобы понимать, как протекает работа, чем живёт коллектив, с какими трудностями сталкивается. А поскольку наша работа ведётся в непростых регионах, мне важно оценивать ситуацию самому.

Вторая причина – политическая. Мне необходимо понимать, почему происходит тот или иной конфликт, какие противоборствующие стороны, чего хотят добиться. Поэтому моя роль заключается ещё и в модерировании события и его ретрансляции на арене политики и дипломатии.

Я присутствую в районе боевых действий, оцениваю серьёзность ситуации, советуюсь с коллегами, пытаюсь смягчить конфликт путём переговоров. В этом заключается моя роль. На следующей неделе, к примеру, я уже буду в Эр-Рияде и Абу-Даби, дальше полечу в Йемен, где идут боевые действия, буду проверять, как соблюдается гуманитарное право. А это можно сделать только, будучи на месте действий.

Только хотела Вас спросить, куда полетите дальше после визита в Россию. А как часто удаётся побыть дома?

Ну, порядка 40 процентов всего своего времени я нахожусь в Женеве, а остальные 60…

По всему миру.

По всему миру, да. Но, с другой стороны, из 20 тысяч сотрудников Красного Креста всего около 8-9 тысяч находятся в Женеве, а все остальные – в местах боевых действий. Ведь основная наша деятельность – в регионах, в других странах, разбросанных по миру. Для президента организации нужно находиться в штаб-квартире, но работа в полях, так сказать, также важна. Поэтому приходится искать баланс.

Сегодня в состав российского Красного Креста входит более 80 региональных отделений. Старейшему из них – Краснодарскому – почти 140 лет. Это действительно так?

Ну, если Вы это утверждаете, то я.. (смеётся)

Вы не будете спорить.

Ну, честно говоря, так детально в историю я не вдавался.

А как Вы оцениваете взаимодействие с Красным Крестом России? И какую деятельность ведёт Красный Крест в России? Я повторюсь, мы находимся в московском офисе организации Красного Креста, так чем занимаются люди, работающие здесь?

Международный комитет Красного Креста оказывает всю необходимую поддержку нашим региональным представительствам. Мы всегда готовы помочь словом и делом. Наш московский офис помогает семьям пропавших без вести, семьям заключенных, одиноким пожилым людям, которые потеряли семью, и тем, кто был вынужден покинуть свои дома в связи с военными действиями.

Кроме этого, организация предлагает населению различные программы по созданию рабочих мест. Московский офис проявил небывалую активность в период военной кампании на Кавказе, сейчас там ситуация «устаканилась», но время от времени возникают тревожные звонки, и наши сотрудники делают всё возможное для помощи людям и урегулирования конфликта.

А Вы довольны работой московского подразделения?

Я более чем доволен работой московского офиса Красного Креста. Мы постоянно на связи с сотрудниками, и это показатель хорошей работы.

Показать весь текст Скрыть весь текст