Курс валют:

Погода:

Прямой эфир

05:17 Сейчас в эфире BRICSТЕРВЬЮ Шри Паракш Джи

Смотреть онлайн
BRICSТЕРВЬЮ Шри Паракш Джи

05:17

Сейчас

BRICSТЕРВЬЮ Шри Паракш Джи

Смотреть онлайн
16+

05:32 Далее в эфире BRICSРЕПОРТ День автомобилиста

BRICSРЕПОРТ День автомобилиста

05:32

Далее

BRICSРЕПОРТ День автомобилиста

16+
смотреть позже
Россия

Александр Агеев: «Сейчас один из самых интересных моментов в жизни мировой экономики и мировой истории»

Генеральный директор Института экономических стратегий, доктор экономических наук, профессор МГИМО, доктор экономических наук, профессор, основатель и генеральный директор Института экономических стратегий, автор более 600 научных, публицистических и литературных работ.

О перспективах БРИКС на ближайшие три года и возможности взаиморасчетов между странами в национальной валюте Александр Агеев рассказал корреспонденту «ТВ БРИКС» Ольге Бубновой.

Почти 30 лет назад был основан Институт экономических стратегий. А с какой целью он появился тогда и чем живет сегодня?

В 1990 году в стране было интересно, с одной стороны, расширялись всевозможные свободы, в том числе и желание заниматься предпринимательством, а, с другой стороны, нарастала тревога. И это сочетание надежды, радости и тревоги создавало атмосферу для новых инициатив. Группа моих товарищей с института «Экономики международных отношений» и института «Экономики академии наук СССР» решили реализовать этот проект, и он был поддержан. Мы были практически первым негосударственным, мозговым центром.

Одна из тем, которыми Вы занимаетесь – это БРИКС. Какие перспективы Вы видите у БРИКС на ближайшие три года? Или в современном мире такие долгосрочные проекты строить опасно?

Действительно, на Китай и Индию приходится едва ли не половина мирового населения. Огромная доля мирового ВВП – соответственно. И, конечно, именно их развитие задает будущее. Потому что сдвиги, которые сейчас происходят, они эпохальны для двухсотлетнего интервала истории человечества. То есть сейчас формируется такая структура экономики, которая по своим статистическим данным была на начало 19 века. Поэтому, наверное, сейчас один из самых интересных моментов в жизни мировой экономики и мировой истории. Нам повезло в это время жить.

Вы упомянули Китай и Индию, еще Примаков говорил, что Россия, Китай и Индия, это основной треугольник для развития нового мира, можно так сказать. Но есть же и другие страны в БРИКС, это ЮАР и Бразилия. Что Вы о них можете сказать?

ЮАР для всей Африки, безусловно, является страной-лидером, когда я появился там впервые, был, конечно, потрясен не только инфраструктурой, не только развитием, но и всей мощью. Это промышленная, очень развитая страна, с очень развитыми компетенциями в науке, в технологиях. Россия развивает достаточно разнообразную торговлю и отношения с Южной Африкой.

Бразилия, там мне тоже довелось неоднократно побывать, часто нам известна только по карнавалам или кофе, например. А, на самом деле, это очень мощная, промышленно развитая страна, у которой сильная энергетика, гидроэнергетика. Это страна, которая развивает самые новейшие виды индустрии. Интересы у этих групп стран на многом сходятся, и встречи на высшем уровне, которые проходят регулярно, институты, которые созданы руководителями этих стран, они призваны поддержать эту кооперацию.

Как раз про институты, сравнительно недавно создан Новый банк развития БРИКС. Для чего он создан, и как он будет уравновешивать текущую экономическую ситуацию в мире?

Иногда есть необоснованные ожидания, что он бросит вызов каким-то другим доминирующим валютным системам. До этого мы, наверное, еще не дошли. Понятно, что сейчас доминирует доллар и близкая ему, по сути, валюта евро. Всё большую долю занимает юань, фунт стерлингов и другие валюты. Сложилась такая диверсифицированная валютная система, построенная на монополии одной мировой валюты, которой является доллар, она с 1945 года.

Уже несколько лет страны БРИКС говорят о том, что будут переходить на обмены в национальной валюте. Если смотреть на перспективу, когда это может случиться?

Это происходит и в наши дни. Но есть и технические сложности, есть и сложности психологические, потому что статус мировой валюты означает, что именно в этой валюте производятся расчеты, платежи, накопления средств. Именно эта валюта обладает очень важным свойством, таким, как устойчивость. Эта пока убедительный козырь американского доллара. Проект идет трудно, но он идет.

Главный потенциал для БРИКС - это наш человеческий капитал, у вас есть работа «Две демографические угрозы БРИКС». Вы можете рассказать о факторах, которые не помогают развитию БРИКС, а мешают нашему развитию?

Может быть, слово «мешают» не совсем уместно в вопросах демографии. То, что будет составлять вызов для стран БРИКС, связано с двумя процессами, которые обеспечивают то, что называют демографическими дивидендами: это доля населения юного, до 18 лет, и доля населения, находящегося за пределами работоспособности.

И вот если сопоставить тех, кто работает, и тех, кто еще подрастает, и тех, кто уже ушел на заслуженный отдых, то у всех стран достаточно понятный идет коэффициент. Доля «пионеров» уменьшается - доля пенсионеров увеличивается. Это становится проблемой, потому что социальная система соцобеспечения, к примеру, во всех странах, включая Россию, развита слабо.

Поэтому в этой сфере лежит определенный вызов. Мы регулярно ведем анализ и делаем оценки интегральной мощи стран, а это не только ВВП, экономические параметры, но и демография, территориальный статус, это, конечно же, культура, религия, объекты истории и так далее.

Если смотреть на развитие интегральной мощи стран, то уже сейчас Китай, Индия, Россия входят в первую 10-ку стран мира. Но если мы сравним, как идет управление развития, какой индикатор считается самым важным, как оценить инструменты развития?

Не знаю, может быть, образование.

Уровень детской смертности в большей степени. Именно детской и младенческой характеризует эффективность управления. Как ни странно.

И насколько высок этот уровень сейчас, например, в России?

В России уровень смертности становится меньше, но пока отстает от мировых стандартов, причем в период начала 10-х годов он реально уменьшился. Сейчас чуть увеличивается, но здесь главное даже не это. А то, что у нас, примерно, миллион лишних смертей каждый год. Миллион человек у нас умирает раньше, чем они могли бы умереть. Те же проблемы и во всех странах БРИКС.

Не только у стран БРИКС общие идеи и общие проблемы.

Да, общие проблемы, и ответы, и вопросы.

Если еще немного поговорить России, какой сегодня статус в экономике?

Россия - одна из богатейших стран мира по природным ресурсам. Мы богаты, но живем крайне плохо. Если откровенно и не заниматься статистическим крючкотворством, то до половины населения – это население бедное по всем мировым стандартам.

Мы должны эту проблему решить. А место, которое мы занимаем в мире, можно представить по такой картинке: гистограмма, у которой 9 лучей. И идеальное состояние, когда все эти лучи более-менее равномерно представлены. Скажем, мы во всем равномерно представлены, мы должны быть во всех отношениях великая страна, велика в плане природных ресурсов, если взять культуру - то там великая страна, если наука, образование - то великая еще страна. Вооруженные силы – супердержава, например. А по вопросам развитости территорий - региональная страна, уже не великая, по населению - нас уже обошли многие страны мира, почему-то мы не хотим рожать детей больше. Почему?

Это даже мечты, смыслы этой жизни и так далее. Россия — это такая страна с таким зубчатым и неравномерным профилем мощи. И то же самое у Китая, в одном он супердержава, а в другом есть свои сложности. То есть китайцы живут беднее, чем в России, несмотря на развитый уровень. Или, например, Бразилия. Как-то я встретил в Южной Латинской Америке такое высказывание, что живем бедно, но достойно. И многие страны тоже Южной Америки живут также – бедно, но достойно. Это очень серьезный показатель. Поэтому измерять сейчас экономические показатели недостаточно.

Неслучайно во многих странах, включая Китай, используют показатели счастья, удовлетворенности жизнью. Ради чего эта вся экономика, ради финансовых махинаций? Или ради качества жизни? Очень серьезный вопрос Вы задаете.

Изначально БРИКС был создан для того, чтобы менялась и жизнь в странах «5-ки», и жизнь вокруг стран «5-ки». Это реально происходит или нет?

Происходит сейчас устройство мировой экономики такое, что ни одна страна, даже США, при всей их мощи, не может реализовывать свои национальные интересы, не имея зону влияния. Например, Турция рассматривает не менее 60 стран «тюркского» пространства. Например, США имеет большое количество союзников, считай весь евроатлантический мир. Россия создает свои ареалы, экономические союзы. Борьба за эти сферы влияния для компаний, для отраслей - она сводится к группировке по четырем категориям: все страны, предприятия, отрасли, регионы, люди даже. Есть лидеры, они, условно говоря, получают самые большие выгоды от своего лидерства.

Есть то, что называют провинцией, кто живет не лидерским статусом, а импортом. Есть периферия: вы ничего не импортируете, но создаете - свой плохенький, но бизнес, предприятие, жизнь. И есть, как говорится, глубокое захолустье. И все страны можно оценить по этим категориям.

Смысл экономического прогресса и конкуренции - сделать, чтобы в стране была как можно больше доля тех, кто относится к категории лидерской, передовой, потому что там наибольшая добавленная стоимость, и там наибольший эффект для благосостояния населения.

А если у вас в стране два-три эпизода лидерства, в России — это космос, военно-промышленный комплекс и нефтегазовый комплекс, а все остальное либо в статусе провинции, либо периферии.

Если возьмете цифру государственных закупок, то увидите, что не более 10% закупают государство и ведомства отечественной продукции. Не более 10% означает, что мы с вами предпочитаем покупать нечто иностранное, тем самым давая работу зарубежным товарищам, нашим братьям по труду, а не российским, поэтому вот такие получаются итоговые цифры.

Вы так увлеченно рассказываете об экономике, приводите интересные примеры. А что для Вас самое интересное и увлекательное в научных исследованиях? Над какой публикацией сейчас работаете?

У меня на рабочем столе фактически находятся 5 базовых приоритетных тем. Первая: я завершаю второе издание работы под названием «Смена Гегемона» — это очень серьезная тема, связанная с причинами и последствиями двух мировых войн: первая и вторая мировые войны, с тем, как эволюционировала мировая экономическая система, как возникало распределение лидерства между разными странами, то, о чем мы сегодня с Вами говорили.

И есть одна тема, я называю её «Шоссе энтузиастов» — это такое художественно-документальное произведение. «Шоссе энтузиастов» означает двойной смысл: и энтузиасты героические, и, с другой стороны, - каторжный тракт, как мы знаем.

И есть такое количество дат в истории XX века, когда в один и тот же день происходили разные события параллельно, и они связаны незримыми нитями, такой поток квантов, формально не связанных, но составляющих историю. Это будет художественное произведение, им завершается работа над биографией Николая Дмитриевича Кондратьева.

Это экономист номер один российский, тот самый, которого даже сняли с парохода, когда выселяли пару сотен интеллектуалов из России, но его именно сняли, потому что он нужен был для разработки плана развития страны в 1922 году.

В 1930 году он был арестован, в Суздале написал много работ, и материалы, которые были раскрыты впервые, вот они станут основой для двух версий: документальной и, наверное, художественной о его жизни. Мне кажется, это будет интересно читателю, потому что это фигура, составляющая гордость нашу, достояние на все времена.

Еще одной такой заводящей вдохновение темой является серия концертов, которые я ставлю: музыка на стихи нобелевских лауреатов. В России у нас было три поэта, получивших Нобелевскую премию: Дубровский, Пастернак и Бунин, Шолохов был по части прозы. А всего примерно было 120 человек, стали лауреатами, из них половина - поэты.

И вот такая серия концертов, они относятся к жанру концептуальной музыки. Эта та музыка, где имеет значение и музыка, и сам текст.

Стихи Иосифа Бродского, они, конечно, исключительно сложны, концептуальны по смыслу, они просто завораживают, создают и катарсис, и глубокое раздумье. Это еще один из творческих проектов, которыми я занимаюсь.

BRICSтервью