Курс валют:

Погода:

Прямой эфир

21:49 Сейчас в эфире BRICSРЕПОРТ Саммит G20

Смотреть онлайн

21:49

Сейчас

BRICSРЕПОРТ Саммит G20

Смотреть онлайн
16+

22:02 Далее в эфире BRICSТЕРВЬЮ Антуан Сомда

22:02

Далее

BRICSТЕРВЬЮ Антуан Сомда

16+
смотреть позже
Россия

Андрей Тимофеев: «В футбол в Бразилии хорошо играют, так как танцующая нация»

Генеральный директор, художественный руководитель Международного центра современного танца «ВОРТЭКС», член Союза театральных деятелей России по хореографии, режиссер-постановщик концентрах номеров, спектаклей и шоу-программ, идущих как в нашей стране, так и за рубежом. Режиссер-балетмейстер, выпускник ГИТИСа.

С Андреем Тимофеевым беседовал корреспондент «ТВ БРИКС» Александр Кононов.

Буквально на днях мир отпраздновал Всемирный день танца. Ваш центр – это один из крупнейших центров Москвы, здесь сосредоточено очень много разных направлений. Какие направления Вы можете назвать популярными среди детей и их родителей? Что сейчас выбирают, что танцуют?

На самом деле наш центр танца начался с брейк-данса, он был очень популярен в те времена. Тогда было очень популярно и необычно: это верхние трюки, элементы, акробатика, для мальчишек это очень привлекало.

Мы тогда дали объявление на радио, что начинается набор в школу брейк-данса, и у нас в феврале пришло 500 человек в один день записаться. Естественно, мы не всех взяли. Те, кто хотели тренироваться и совершенствовать себя, те и остались. До сих пор у нас существует «брейк-данс» как особая дисциплина - молодежная и спортивная.

В те годы идола брейк-данса «Da boogie crew», Jam Style наши умельцы, уникальные русские виртуозы, начали преподавать. Но, как всегда в искусстве любом, существует пик популярности, волнообразное движение, подъем, спад. Хотя мы параллельно здесь создавали школу комплексного развития: и классический танец, и народный и джаз-танец, современные направления, модерн и контемпорари (для тех, кто постарше), гимнастика, акробатика и растяжка.

Есть еще комплекс народный, как испанский, мы фактически один из первых центров, которые провели семинар чемпионов мира по капоэйре. К нам приезжали четыре чемпиона мира в 2004 году. Фактически Москва увидела капоэ́йру на самом высшем уровне. Потому что семинар проходил две с половиной недели. Приезжали такие мастера, как Барау – ну, очень известные люди.

Я и прямо скажу - мы дали толчок. Сейчас много молодежных центров, где дети занимаются, это же очень полезно, там музыка, игра, определённые нагрузки в акробатике, изучение языка. В век современный, когда люди много изучают, им интересна не только ламбада.

Вы каким-то образом работаете с бразильской стороной? Оттуда приезжают, мастер-классы дают?

Него Болла, такой мастер, он несколько лет подряд приезжал. Причем к нам приезжают многие годы. У нас как раз долгосрочные программы, мы делаем это ради интереса. Мы системно привозим мастеров, которые дают от себя знания в этих направлениях, так и в других танцевальных.

Например, к нам долгие годы приезжал Мэт Мэттокс - это живая легенда джаза в то время, там джаз - танец. Он один из лучших исполнителей на Бродвее, хореографов, у него есть известная техника.

В то время 42-ой Стрит, известный такой танцор Скинерс увидел у нас стене фотографию наших детей с Мэтом Мэттоксом. Он удивился: «Откуда он у вас»? А я говорю, что он к нам уже пятый год приезжает. Не может быть!

Он в свое время, как Чарли Чаплин, уехал из Америки во Францию, долгие годы там жил и преподавал. Он, вообще, человек мира. Он к нам пять лет приезжал, мы, можно сказать, мастерство из первых рук такого уровня получали, и педагоги большой объем знаний от него получили, и, самое важное, дети наши, он же еще и детям нашим преподавал.

А семинары, которые мы преподавали для педагогов со всей страны, создали условия, что все поняли, что джаз-танец - это целая история, целый мир, важное направление хореографии, как и современный танец, и народный.

А если мы говорим о направлениях, то все-таки. Давайте к самому началу разговора вернемся, то все-таки, какая тенденция сейчас? Что выбирают? Что танцуют?

Моду никто не отменял, скажу, что у нас телевизионные проекты диктуют какие-то новые веяния, определяют какой-то интерес у зрителей, родителей. И, конечно же, они приходят и говорят, что мы хотим, чтобы ребенок занимался контемпорари Ноони, не понимают, что это не тот уровень подготовки, не начальный и не базовый, что к нему нужно еще подойти, определённое мышление у ребёнка должно быть развито, определенная философия. Здесь сложные музыкальные произведения используются. Как бы «контемп» - слово такое модное или «хип-хоп».

Мы как раз тот центр, который привозил педагогов, таких как Хуан Карлос Веллс из Испании, нам его рекомендовала Джеральдин Армстронг– одна из лучших педагогов танцев в Европе и во всем мире.

Мы дали толчок развитию многих направлений и капоэйре, хип-хопу и джаз-танцу. Не поверите, у нас даже степ-танец вывели в России на другой уровень, потому что приезжали ведущие педагоги, хореографы мира, мы им благодарны. Но мы рады, что наши ребята – российские танцовщики, уже даже удивляют их своим искусством.

Скажите, многие считают, что профессия танцора – это несерьезно. Потому что на танцы приводят как на развлечение, танц-школы, чтобы как-то отвлечься детям. Я считаю, что вы люди отчаянные. Как вы считаете?

В наше особенно время, когда особенно важно, чтобы мальчик приобрел профессию, которая была достойная и приносила определённый заработок, нужно быть банковским работником или юристом, не знаю, кем еще, допустим. Допустим, космонавтом. У каждого времени свои какие-то приоритеты. Профессии хореографа и балетмейстера – они самые сложные, потому что они вмещают в себя такой объём знаний, и ты становишься мастером в этой области, специалистом, ты настолько востребован, у тебя настолько много работы и предложений. Даже этот мальчик станет дипломатом, то он всегда будет приглашать даму пройти, он всегда будет координирован. Видно будет. Это все-таки влияет на взаимоотношения между странами.

Мне удалось познакомиться с Вашим центром, походить по классам. Я понял, что Вы не отличаетесь кардинально от других центров тем, что на одного пацана приходится 50, наверное, девушек. Почему не ведут в танцы ребят?

Большинство родителей, в основном пап, считают, что танцы – это не для мальчиков. Мы ведем по-другому, в нашей же программе есть программа для мальчишек – комплексная, где есть, например, акробатика, брейк-данс и боевые искусства, в то же время трюки народные. Они потом приобщаются к формам танцевальным, к которым, может быть, сразу не присматривались… например, классический танец.

Мальчикам трудно стоять у станка. Дети разные, и родители разные, страна большая. Но тенденция есть: девчонок все равно больше ходит. Ребята не зря здесь тратят свое время. Они очень сильно отличаются от ребят из обычной школы в лучшую сторону, это отмечаем не только мы, но и классные руководители. Даже потом, когда они становятся юристами или бизнесменами, говорят, как были счастливы, и что они особо ценят то время, когда они занимались. А некоторые возвращаются и занимаются.

У нас взрослые люди, например, кандидат наук, связанный со стоматологией - женщина. Она ходит на степ. Или мужчины у нас - они ходят занимаются, даже на джаз-танец, казалось бы, это непростая дисциплина. Парный танец… Но в танцах, вы правы, всегда так было, что девочек больше, чем мальчиков.

Когда Вы танцевали в ансамбле Моисеева, наверное, выезжали и в Бразилию, и в Индию, когда был фестиваль СССР. Для меня поездка в Индию – это как на другую планету…

Все правильно. Действительно, Индия, Бразилия, в том числе – это страны определенного климата, там тепло, там особые краски, особая энергетика в Индии. В то же время это страна контрастов, штат Пенджаб - там очень солидные, хорошо одетые мужчины, у них у всех большие бороды, их культура, и уровень приема в гостиницах тоже высокий был. В то же время мы видели и бедных людей, и коров, которые по улице переходят. Страна такая, но они все счастливы.

И все танцуют?

Да, и улыбаются.

Я, вообще, считаю эти две нации - они танцующие, я помню, один раз пришел в кино, в Дели, по-моему, не помню точно, в каком городе, шел фильм на языке хинди. Как только на экране начинали танцевать и петь, зал вскакивал с места и тоже начинал танцевать и петь.

Это особая культура, особое отношение. В Бразилии вот эти карнавалы – Вы же знаете. Я объясняю - в связи с этим в футбол в Бразилии хорошо играют, я прямо скажу – есть прямая взаимосвязь с тем, что это танцующая нация. У нас там хорошо играют в футбол, где мелкая танцевальная техника. Я такую связь провожу.

Более того, как последний пример, юниорская сборная по футболу: года четыре назад тренер привел нам всю команду. Целый год ребята ходили и занимались танцами, он умно поступил, так они стали чемпионами Европы, обыграли итальянцев. Это очень все взаимосвязано. Да мы и сами, когда были мальчишками, играли в футбол, баскетбол, хоккей. У нас координация в пространстве лучше, чем у тех людей, которые просто занимаются спортом.

Если обращаться, допустим, к медикам, к которым прислушиваются родители, которые приводят на танцы к Вам детей. Медики же все говорят, что занимайтесь танцами, но только очень аккуратно, потому что танцы – это травмоопасно – это суставы. И это действительно так, не зря уходят на пенсию так рано.

Да, но тут нужно понимать, профессиональный спорт - это так же, как и быть профессиональным артистом - это определенные нагрузки, физические, которые могут сказываться на суставах, артрозные, там, проявления, естественно, от этого не уйдешь, поймите. Вот мы, например, выступали в течение 90 дней, давали 100 концертов.

Вот это нагрузка!

Да, каждый раз ты выходишь, как на соревнования, там прятаться не за кого, например в Radio City Music Hall, да. Особенно, если ты солист, то ты делаешь элементы, которые граничат с рекордными прыжками, ты должен быть в форме, всегда настроен, всегда должен быть в тонусе. Ты в тренинге в этом находишься. Мы были профессионалами. Такие долгие гастроли, они, как профессиональный спорт: у кого-то больше, у кого-то меньше. Пенсию эти артисты, как и артисты цирка, получают после 20 лет стажа.

У нас по Москве работает замечательная социальная программа - «Московское долголетие» называется. В подобных программах участвуете? Вы как центр?

С пожилыми людьми у нас возникла недавно программа, и мы, естественно, откликнулись на нее - нам предложили принять группы пенсионеров. Не так много центров, как мы, могли достойно встретить пожилых людей, чтобы им было комфортно, была определенная атмосфера, лояльность и понимание. Мы им специалистов дали профессиональных, возраст серьезный, здесь много нюансов. У нас практически второй год эта программа работает, мы этому рады, мы живем в этом районе и обязаны быть полезными и для пожилых людей.

Самое главное, что мы им педагогов дали редчайших. С ними работают Наталья Морозова и Юрий Зайков, он 15 лет прожил и проработал в Китае. Здесь они преподают Тайцзицюань и Ушу. Люди пожилые с удовольствием ходят, потому что это где-то даже экзотично. Эти направления не травмоопасны, позволяют заниматься движением, дыханием, определенной концентрацией энергии. Это все влияет на общее состояние пожилого человека. Я рад, что у нас такая программа есть.

Что Вы посоветуете желающим пойти учить? Потому что один говорит, что вот, я фигурой не вышел и поэтому не пойду, другой, что вот, я музыкой плохо и поэтому не пойду. Что Вы посоветует таким людям?

У нас родители приводят детей, они занимаются, и иногда папы, которые не совсем до конца осознают, что такое современный танец. А это синтез спортивных направлений и все, что связано с определенным стилем и культурой движения. Вот когда они вдруг видят, насколько ребенок меняется в лучшую сторону - становятся заинтересованы в том, чтобы ребенок ходил. Потом мамы и бабушки ездят с нами на фестивали, конкурсы. В летних наших проектах участвуют.

В этом году у нас создалась даже целая команда родителей «Parents - time», они каждый вечер приходили. Вот у нас вечером был здесь концерт, они даже танцевали интереснейшую постановку, выходили на концерты, у них такой мир увлечений создался. Это определённая команда мужчин и женщин.

То есть родители приходили, ждали детей и просто втянулись?

Вот, не поверите, я так этому рад. Это не сразу произошло, но это очень положительный пример. Я считаю, что это важно. Самое главное, что многие родители, они совершенно из другой профессии. Именно здесь они нашли то, что им в обычной жизни не дают, даже общение. Это необычное общение, оно связано с ритмом, с музыкой, с эмоциями, стилем. Они себя особенно в пространстве чувствуют. А если ты начинаешь это чувствовать, то это на всю жизнь.

BRICSтервью