Курс валют:

Погода:

Прямой эфир

21:27 Сейчас в эфире BRICS ART Музей Горького

Смотреть онлайн
BRICS ART Музей Горького

21:27

Сейчас

BRICS ART Музей Горького

Смотреть онлайн
16+

21:39 Далее в эфире BRICSРЕПОРТ Фестиваль «Сыр, пир, мир»

BRICSРЕПОРТ Фестиваль «Сыр, пир, мир»

21:39

Далее

BRICSРЕПОРТ Фестиваль «Сыр, пир, мир»

16+
смотреть позже
Индия

Салил Бхатт: «Я захотел создать инструмент, который был бы особенным, моим собственным»

Салил Бхатт – музыкант, родился в Индии, знаменит своими экспериментами в индийской традиционной музыке. Он изобрел свой собственный струнный инструмент – сатвик вину. Салил Бхатт – один из самых прогрессивных музыкантов Индии и номинант премии «Джуно», канадского аналога «Грэмми».

С Салилом Бхаттом беседовала корреспондент «ТВ БРИКС» Ксения Комиссарова.

Вы – музыкант в десятом поколении! Расскажите, пожалуйста, о своей семье, о своем детстве. Вы помните Вашу первую встречу с музыкой?

Это действительно большая удача – родиться в семье, где музыка как будто «течет» через поколения. И это потрясающе, что каждое новое поколение, действительно, каждое, – привносит что-то своё. Все мои предки были певцами, вокалистами, композиторами, поэтами, священниками… В общем, все они были созерцателями, были очень религиозны, и, конечно, они привыкли много петь, эта традиция переходила из поколения в поколение. В поколении моего отца все стали инструменталистами, даже мультиинструменталистами. Так все мы превратились в инструменталистов. Действительно, самая интересная история – это история о том, как это всё началось и как это продолжалось без какой-либо помощи, поддержки. Где бы мы ни находились, что бы с нами ни случилось – мы всё та же семья, которая просто передает свои традиции из поколения в поколение. И ничего не предначертано, у нас нет какой-то заданной программы… Музыка просто приходит к нам откуда-то из подсознания, как будто передается через ДНК – мы верим, что это так. И это – большое счастье. Это очень интересно!

А как Вам удалось изобрести новый музыкальный инструмент? Что это за инструмент?

Я рос и с самого детства видел, как разные музыканты приходят к нам домой. Понимаете, мой отец – очень известный в Индии человек, он – знаковая персона в нашей стране. Его хорошо знают и за рубежом, благодаря его сотрудничеству с американскими музыкантами, которые играют блюз, джаз, кантри и фолк. Он получил «Грэмми», он был номинирован на эту премию два раза. А ещё он организовал около 40 международных проектов с музыкантами из разных стран, это было как будто мировое музыкальное братство! Поэтому я слушал разные вариации, разное звучание, и в один момент я захотел создать инструмент, который был бы особенным, моим собственным, а не придуманным кем-то другим. Это была моя идея, моя мечта, и отец словно вдохновил меня! Ведь он – создатель мохан-вины – струнного музыкального инструмента, который сейчас включен в список индийских классических музыкальных инструментов. Он создал мохан-вину более полувека назад. Я рос и наблюдал за этим инструментом, слушал его звучание и думал, какой же инструмент необходим для того, чтобы играть и классику, и народную музыку, и блюз, и джаз, и всё остальное! Этот инструмент был бы более полным, более совершенным, чтобы его звучание было более динамичным, чтобы можно было играть и очень мягко, и очень громко. Музыкант должен подстраиваться под аудиторию: одинаково выступать и для пятидесяти человек, и для пяти сотен, и даже для пяти или двадцати пяти тысяч человек. В зависимости от зрителей, ты меняешь свое исполнение.

Вы были номинированы на канадский вариант премии «Грэмми» в номинации «Лучший музыкальный альбом мира». Что это значит для Вас?

В Азии и в большей части Индии люди даже не знали о существовании канадской «Грэмми». Она называется «Джуно», это аналог знаменитой американской премии. Вообще мировой музыке индийский сценарий никогда не подходил. Никогда – до одного момента: мой отец и его гуру – Пандит Рави Шанкар, знаменитый на весь мир своей игрой на ситаре, начали сотрудничать с Джорджем Харрисоном и The Beatles. Меня очень вдохновляло это, и я начал сотрудничать с Кассием Ханом – ещё одним индийским музыкантом. Конечно, в том проекте участвовали и другие музыканты, вокалисты. Вместе мы создали музыкальный альбом «Slide to Freedom» в нескольких частях. И вот как раз за вторую часть этого альбома мы получили номинацию на канадскую премию «Джуно». И это очень важно, потому что прежде никто из индийских музыкантов и исполнителей не был номинирован на «Джуно». Ты экспериментируешь с разными жанрами, ты открываешь для себя очень много нового. Вы очень расширяете свой кругозор, если не придерживаетесь одного-единственного направления.

О Вас часто пишут в прессе как о первом индийском музыканте, который выступал в правительстве Германии, в Исландии, работал с американскими звездами. Каково это – быть первым?

Это словно мечта, которая сбылась. Я понимаю это, когда оглядываюсь назад. Сейчас прошло уже почти четырнадцать с половиной лет с моего выступления в правительстве Германии. Я не могу припомнить, чтобы там выступал ещё кто-то. Такая честь выпадает очень редко. Это очень почетно – минимум 500 или 700 слушателей, в зале сидят все министры Германии, важные чиновники, главы и представители многих других стран… Вероятно, это был лучший момент моей жизни, я чувствовал себя просто прекрасно. Потому что у меня была возможность донести музыку до тех людей, которые не привыкли её слышать! Ведь политики и члены парламента – они не очень близки к миру музыки. И музыкантам обычно не дают выступать на площадках вроде правительства Германии, никогда не случалось такого! Именно поэтому то выступление стало особенным и повлияло на мою жизнь, на мою карьеру. Когда ты выступаешь в таком месте, это имеет очень большое значение. Как музыкант, я продолжал расти. Вскоре я уже выступал в Исландии тоже в замечательном месте, в Рейкьявике, это столица Исландии. В эту страну приезжают немногие, и ту музыку, которую я играю, там практически не услышишь. Это непередаваемое, прекрасное чувство! Я испытываю счастье, когда понимаю, что с моей помощью музыка распространяется по разным странам мира. Я счастлив не потому, что лично ко мне приходит слава, нет. Это радость за музыку!

Расскажите, пожалуйста, о программе «Индийский блюз». С кем Вы выступаете на этом потрясающем концерте?

Сегодня я выступаю вместе с замечательным музыкантом Денисом Кучеровым. Он из России, живет в Санкт-Петербурге. Он приехал сюда, чтобы принять меня. Я должен поделиться с вами своим удивлением! Это мой первый приезд в Россию, и, если честно, я не понимаю, почему эта поездка случилась так поздно! Ведь сейчас мне 49 лет, и, по идее, я мог бы приехать в Россию пораньше, но как-то не складывалось. Хотя лучше поздно, чем никогда. Я очень счастлив в предвкушении своего первого выступления здесь, в Москве. Денис – очень разносторонний, талантливый перкуссионист. Он играет по меньшей мере на трех или даже на пяти различных видах перкуссионных инструментов: на всех видах барабанов, на табле – а это самый сложный индийский ударный инструмент и самый совершенный. На табле можно исполнить как минимум 10 тысяч разных ударов и сочетаний. Денис играет превосходно, в нем очень удачно соединились индийская музыка и российская. Вообще такие сочетания очень хороши для музыки. Исполнители из России играют индийскую музыку, а музыканты из Индии приезжают в Россию. Всё это перемешивается, и получается хороший продукт.

А что Вам больше всего нравится в России? Люди, еда, русская музыка?

Индия и Россия всегда были очень близкими странами, они были, как лучшие друзья, я верю в это. С самого раннего детства я читал про дружбу Индии и России. Россия была для Индии, как старший брат: наши отношения были очень тесными, очень прочными. Политика, экономика, оборонительная стратегия и многое другое – всё это пришло к нам из России. И я думаю, что россияне очень любят музыку, по крайней мере, я увидел их такими. Я шел здесь по улице, и почти все люди смотрели на меня, а иногда они даже останавливали меня, задавали свои вопросы. Значит, есть интерес! Они видели меня, идущего по улице, обращали внимание на меня и на большой музыкальный инструмент за моей спиной – вину, старинный индийский щипковый инструмент. Прохожие подходили и восторженно спрашивали: «Что это такое огромное?» И мне это очень нравится! У россиян есть предрасположенность к музыке. Ещё Россия славится своими прекрасными памятниками, очень красочными, яркими, смелыми, знаковыми зданиями. И это действительно привлекает меня!

Ваша музыка – это всегда эксперимент. Можно сказать, Вы бросаете вызов самому себе. А в чем Ваша миссия?

Моя миссия – разрушать барьеры между странами, регионами, между расами, между разными мышлениями и разными языками с помощью моей музыки. Сейчас мы с вами говорим по-английски, я не знаю русского языка, а Вы наверняка не владеете хинди. Но когда я играю на своей вине, существует только музыка. У неё нет слов, нет языка. Музыка сама по себе – универсальный язык, который, по-моему, создали боги.

BRICSтервью