Курс валют:
RUB/BRL 0,0739
0,0001
RUB/INR 0,9859
0,0015
RUB/CNY 0,0862
0,0001
RUB/ZAR 0,1893
0,0003
BRL/RUB 13,5291
0,0166
BRL/INR 13,3379
0,0041
BRL/CNY 1,1668
0,0003
BRL/ZAR 2,561
0,0004
INR/RUB 1,0143
0,0014
INR/CNY 0,0875
0,0001
INR/ZAR 0,192
0,0001
INR/BRL 0,075
0,0001
ZAR/BRL 0,3905
0,0001
ZAR/RUB 5,2827
0,0072
ZAR/INR 5,208
0,0005
ZAR/CNY 0,4556
0,0003
CNY/RUB 11,5949
0,0159
CNY/INR 11,4309
0,0025
CNY/BRL 0,857
0,0002
CNY/ZAR 2,1949
0,0003
Погода:
Москва 8 °C
Бразилиа 16 °C
Нью-Дели 29 °C
Пекин 19 °C
Претория 14 °C

08:30 Сейчас в эфире Обратный отсчет

Смотреть онлайн
Обратный отсчет

08:30

Сейчас

Обратный отсчет

Смотреть онлайн
16+

09:00 Далее в эфире Китайская кухня на ТВ БРИКС

Китайская кухня на ТВ БРИКС

09:00

Далее

Китайская кухня на ТВ БРИКС

16+
Россия Персоны

Михаил Голиков: Главная задача цифрового оркестра - объединить музыкантов и зрителей

Михаил Голиков родился в 1980 году в Ленинграде. Окончил Санкт-Петербургскую государственную консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова по специальностям: «Хоровое дирижирование» (2003 год) и «Оперно-симфоническое дирижирование» (2009 год).

Художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра Ленинградской области «Таврический». Директор, художественный руководитель и главный дирижер Санкт-Петербургской государственной филармонии для детей и юношества.

В 2013 году удостоен звания Народного артиста Республики Кабардино-Балкария. C 2020 года - идейный вдохновитель и главный дирижер проекта «DigitalOrchestrabyGolikov».
В интервью корреспонденту TVBRICS Ксении Комиссаровой Михаил Голиков рассказал о проекте «Digital Orchestraby Golikov».

Здравствуйте, маэстро!

Добрый день!

Мы сегодня говорим с вами о проекте Digital Orchestra, почему он важен и в чем его суть?

Мне кажется, что все мы подошли сейчас к такому этапу нашего существования, не знаю, насколько здесь сказалась пандемия, которую переживает человечество. Но мне кажется и до пандемии процесс замены живого общения – цифровым по средствам менеджеров, соцсетей, стал приобретать какую-то массовую тенденцию, и человек действительно начал забывать о живом общении, но убрать те технологии, которые уже вошли в нашу жизнь мы естественно не можем. Это эволюция, это естественная эволюция.

Нам пришла в голову с одной стороны очень простая, а с другой стороны очень сложная идея, потому что она должна глобально затронуть весь мир, на мой взгляд. Музыканты смогут не только общаться друг с другом, сегодня это можно сделать через фейсбук, твиттер и так происходит, но музыканты, смогут вместе чувствовать на расстоянии. В разных странах мира и часовых поясах чувствовать себя одной командой, которая что-то вместе делает. Это может выражаться в идеях реализации творческих проектов, это может выражаться в возможности обменяться опытом и что-то друг другу дать. Но самое главное в идее создания Digital Orchestra, даже не только объединение музыкантов самих по себе, объединение их со зрителями. С тем зрителем ради которого, я, сидящая со мной первая скрипка или контрабас, не важно! Но все мы, учась с детства этой профессии, живем ради зрителей. Так, в последнее время получается, что классическую музыку немножко подпирают другие субкультуры – это тенденция, которая началась еще в середине ХХ века, но это нормально. Пришел тот момент, когда нужно завоевывать аудиторию классической музыки заново, но опираясь на ту огромную сложившуюся историческую позицию, которая из поколения в поколение передавалась через зрителей, и благодаря этому зритель приходил в зал, а музыкант, новый музыкант жил в начале ХХ века, жил в середине ХХ века и живет в начале XXI века, он всегда по-новому дает своему зрителю.

И здесь главная задача такого цифрового оркестра, ее суть – это объединить музыкантов и зрителей на одной цифровой платформе, используя эволюционные технологии в которых мы живем, используя возможность чуть-чуть глубже взглянуть, что такое симфонический оркестр, как он живет, повлиять немножко на ту музыку, которую он готов исполнить, помочь в формировании даже репертуара, рассказать о том, как сегодня можно слушать классическую музыку, что в ней сегодня можно открыть уникального.

Взять хотя бы Бетховена, юбилей которого мы отмечаем. Казалось бы, что на протяжении 200 лет его музыка заметна, очень известна. Но мне часто приходило в голову, что сегодня спрашивая молодое поколение что они знают про Бетховена, насколько интересуются им. Кто-то из приличия, из воспитанности, конечно, скажет: «да, знаю!». Спросишь, а какую конкретно музыку ты знаешь, вспомнят, наверное, Пятую симфонию, начало, упорно вбитое всем еще со школьной скамьи, постучится в дверь. Хотя на самом деле в этом коротком, таком знаменитом на весь мир отрывке «та-та-там»! Нет ничего подобного. А есть еще очень много музыки, не менее актуальной сегодня, не менее актуальной к тем вызовам человечества, которые мы переживаем. Классическая музыка всегда говорила о внутреннем состоянии человека и его отношениях со внешним миром. Сегодня отношения со внешним миром через всемирную паутину - это тоже вызов и мы готовы его принимать, мы готовы использовать и делать из этого врага от части живого человеческого общения, делать из этого партнера и друга, позволять таким вещам как профессиональное общение среди музыкантов или наоборот общение зрителя и музыканта делать более доступным, более конкретным, более точным, и тем самым обогащать друг друга и продлевать жизнь. Это конечно не очень правильно продлевать жизнь классике, но сегодня воспитывая в новом поколении интерес к классической музыке, желание слушать ее, мы, в общем продлеваем ей жизнь, хотя на мой взгляд, конечно, классическая музыка она бессмертна.

Кто участвует в проекте уже сегодня, если среди них звезды международного уровня?

Я считаю, что у нас сегодня в проекте все звезды международного уровня. Классическая музыка менее медийна, чем поп-музыка, и тут градация критериев международного уровня немножечко размыта, но тем не менее у нас есть несколько победителей конкурса Чайковского в составе оркестра –это Александр Рама, Алексей Лобиков, у нас есть многократные победители суперизвестных европейских конкурсов. Это все музыканты, награды которых сегодня можно приравнять к «Оскару» или премии Гремми. Они постоянно в работе в разных коллективах нашей страны, но, по сути, это звезды классической музыки. Я очень жду и надеюсь, что все-таки смогут открыться границы,и в следующий этап проекта Digital Orchestra мы сможем и пригласить тех звезд, которые очень хотели к нам примкнуть из-за рубежа.Но, к сожалению, сегодня есть ограничения.

Вы решили снимать в необычных локациях. Как вы считаете, что это дает проекту?

Это действительно плод, нашей большой командной работы, то, как мы сегодня снимаем и где мы сегодня снимаем эти симфонии. Ведь как это не странно 9 симфоний Бетховена существуют уже 200 лет, записаны они на море дисков самыми известными лейблами, музыкантами и артистами мира. Телевизионные версии концертов тоже самых известных оркестров мира вы можете тоже в любой момент найти в сети, а вот так что это было снято почти как фильм, где локация в которой снимается коллектив, музыка, интерпретация этой музыки и съемочные приемы, чтобы они сливались в единую гармонию - вот такого никто даже по мнению наших музыкантов, которые искали в сети. Никто ничего похожего не делал. Мне кажется, что эти разные локации для меня это вообще драматургия. Эта целая драматургия.Мы снимаем Пятую симфонию Бетховена, ту самую известную на весь мир, наверняка многие знают, что это борьба за свободу, это действительно одна из немногих драматических симфоний Бетховена. Главная черта творчества Бетховена - борьбы и победы через преодоление. Можно вспоминать тот недуг, который поразил Бетховена, его преодоление. Здесь его идея гораздо шире и уходят гораздо глубже в область философии существования человечества - борьбы за его право творить, жить, работать, за те свободы, которые он пытается достичь на протяжении всей своей истории. Снимая эту Пятую симфонию в музее уличного искусства в стрит-арт пространстве,мы тоже проводим определённую сравнительную характеристику, это диалектика связи сегодняшний борьбы уличных художников за их право дать свое видение. И, конечно же, сопротивление – этому очень много примеров сегодня есть в мире, в нашей стране. Отчасти эта проблема существует, то мы здесь акцентируем внимание не на политике, не на взаимоотношении народа и власти,не в коем случае, Бетховен этого никогда не делал. Он, наоборот, отказался в свое время от определенной полемики посвящения его Третьей симфонии Наполеону. Нет тут идея человека и, используя тот уникальный потенциал нашего Петербурга, потому что мы все сейчас снимаем в Петербурге, мы попытались создать некий, скажем так, дуализм симфонии Бетховена, и их влияний на человечество. В чем он заключается? В том что мы, с одной стороны, берем очень яркие, такие исторические локации, связанные с историей Петербурга. Такие, как Этнографический музей, такие как пространство «Пальма», особняк редкий или зал ожиданий на Витебском вокзале. А с другой стороны показываем, как история переходит в современность, давая эти локации вместе с лофт-пространствами, добавляя там цех, завод или как сегодня трамвайное депо, музей электрического транспорта. Эти локации начинают звучать вместе с оркестром и вот этот голос, голос современности, который мы вытаскиваем из исторической музыки Бетховена,- это то, что мы сейчас хотим донести до человечества, до той аудитории на которую мы рассчитываем.

По масштабу, как вы считаете, с чем можно сравнить этот проект?

Это полуторамесячная работа, ежедневная в режиме 24/7. И насколько я знаю, 9 симфоний Бетховена подряд никто никогда не исполнял, все равно требовался определённый перерыв. Уже хотя бы то, что мы делаем ежедневно, проводим эту работу с симфониями, не делая не одного дня перерыва - это уже масштабный проект. Можно, конечно, поговорить о почти 400 контрактах Иоганна Себастьяна Баха, но их никто никогда не записывал, поэтому мы никогда не справимся. Есть куда расти, есть более 100 симфоний у Йозефа Гайдна, но как мы сегодня шутили, с музыкантами в перерывах съемки, что для этого придется уехать на какой-нибудь необитаемый остров, на год и тогда мы сможем чуть-чуть расширить тот масштаб, который мы создали сегодня на девяти симфониях Бетховена.

Знаю, что еще в образовательной части будут лекции, мастер-классы, насколько это востребовано?

Мне кажется, сегодня время, когда люди тянутся к знаниям, я это вижу с той публикой, с которой я общаюсь и стараюсь вести обратную связь и те проекты, в которых я использую такой формат, как лекция перед концертам или какой-то мастер-класс в течение концерта, пользуются огромным интересом.И я считаю, что это обязательно нужно помещать на нашу цифровую платформу, это должно стать обязательной частью проекта Digital Orchestra. Потому что встретиться с живой публикой, чтобы им что-то интересное рассказать о музыке или дать какой-то мастер-класс — это сложно, потому что захочет человек из другого города, страны это сделать,а приехать всегда проблематично. Мы сейчас имеем возможность убрать эти границы и этот формат применить в немножко новом ключе.

Есть ли конкуренты у проекта, и можно ли считать таковым, например, Оркестр Курентзиса?

Вы знаете, я никогда не люблю рассуждать насчет конкуренции в классической музыке, мы музыканты обязаны просто держаться поблизости.И я знаю, например, что часть тех музыкантов, которые сейчас принимают участие в Digital Orchestra в разное время, а некоторые совсем буквально полгода назад, принимали участие в проектах Теодора Курентзиса. Для меня это не имеет никого значения, конкуренции, я считаю, у нас нет никакой и не с кем, потому что мы не являемся оркестром, в том привычном понимании зрителей, в которое любой человек на Земле вкладывает понимание оркестр. Оркестр - это коллектив, который где-то репетирует и потом где-то выступает для зрителей, у нас совсем другие задачи. Мы не коллектив, который находится в Петербурге или Москве, Берлине или Париже, который репетирует и выпускает концерт для публики. Мы - это огромное количество музыкантов по всему миру, которое, я очень надеюсь, уже примкнув, будут продолжат примыкать к нашей идее составлять такую большую агломерацию музыкальную через сеть, а называем это оркестром, потому что я как дирижёр привык видеть оркестр, как инструмент для того чтобы реализовывать свои задачи, свои художественные цели. Для меня понятие оркестр - это энергия, которую я пытаюсь пустить в то или иное русло, чтобы достичь определённого результата. Так и мы, кто принимает участие в этих проектах, мы понимаем, что мы определённая энергия, которая направлена на достижение тех очень правильных очень важных и нужных идей, объединения музыкантов и зрителей в мире. Для того чтобы спасти этот мир! Потому что красота всегда спасает мир. Конкуренции здесь просто не может быть, только партнерство.

Благодарю вас за эту беседу.

Спасибо.

TV Brics.Сюжет

ЮАР Культура
На русский манер. Выпуск 2. Африка
ЮАР Туризм
Лагерь «Беджане Нейче Трэйнинг»
ЮАР Общество
Детей в ЮАР учат ухаживать за деревьями и любить природу
Индия Культура
Моя Индия. Международный женский день
Китай Общество
Жизнь в Чэнду. Культурный обмен
Еще